Марк Манилий
АСТРОНОМИКА

Пояснительный текст к книге 5

Пятая книга «Астрономики» посвящена влиянию незодиакальных созвездий, встающих на небе вместе с определёнными частями тех или иных знаков Зодиака.

Незодиакальные звёзды и созвездия издавна играли свою роль в народной астрономической традиции, в том числе и традиции римской. Сириус, Орион, Процион выделялись буквально всеми народами. Приполярная область наблюдалась особо: околополюсные созвездия, не заходящие за горизонт, стали, вероятно, играть роль часов, указателей направления на север, календаря задолго до формирования понятия «Зодиак». Особенно это относится к жителям средних и высоких широт.

И уже после введения Зодиака, закрепления за ним «функций» многих других созвездий, незодиакальные звёзды, встающие одновременно с определённым градусом Зодиака, наблюдались в облачную погоду и с астрономической и с астрологической целью.

Манилий снова проводит читателя вокруг небесной сферы, начиная с района Овна, рассказывает некоторые мифы, связанные с созвездиями, и ставит перед современным исследователем целый ряд интересных вопросов.

Во-первых, он, как и некоторые другие римские авторы, упоминает несколько созвездий, не известных «общепринятой» греческой космографии. Во-вторых, о нескольких южных созвездиях он говорит, что они «восходят справа от Зодиака», хотя в течение всего повествования правой предполагается северная сторона. В-третьих, как особые «знаки» Манилий выделяет Плеяды, Гиады и Спику, входящие соответственно в созвездия Тельца и Девы, причём Гиады встают с 27о Овна, а Спика – с 10о, а не 27о Девы. В-четвёртых, Орион и Арго восходят одновременно с Овном, что не может наблюдаться в Северном полушарии.

Мы постараемся кратко, в гипотетической форме, высказать своё мнение о причинах такой «дезинформации» читателя.

Начнём с того, что, как уже говорилось, Манилий пишет «популярное» произведение и, может быть, ещё и поэтому не утруждает себя указанием ни основ изложенных им вычислительных методов в третьей книге, ни разъяснением некоторых видимых противоречий, имеющих место в пятой книге (а они, кстати, могли и не казаться таковыми рядовому римскому читателю, знакомому с астрономическими представлениями своей эпохи и своего народа). Так, многим римлянам эпохи Манилия были известны труды Аристотеля, который считал, что южная полусфера находится вверху и справа, критикуя пифагорейцев за то, что вверху и справа они помещают север. Если допустить, что Манилий пользовался не дошедшими до нас трудами какого-либо из последователей Аристотеля, принимавшего точку зрения своего учителя, «противоречие», вызывающее у нас удивление, найдёт естественное и простое объяснение. С другой стороны, пифагореизм был общеизвестен в средиземноморском мире, и многие авторы трудов по астрономии и астрологии могли и должны были принять его «систему мира». Образованный римский читатель Манилия мог, вероятно, легко разобраться в этом вопросе и без дополнительных разъяснений автора.

С другой стороны, Манилий мог воспользоваться какими-то сведениями о представлениях народов, живших к югу от экватора и условно называемых общим именем «эфиопы». Такие сведения, возможно, дошли до Рима через Египет и Грецию или были когда-то сообщены финикийцами. Аргументом в пользу такой гипотезы служит тот факт, что речь в данном случае идёт об Арго – одном из самых южных из известных античному миру созвездий.

Доказательством того, что Манилий смешивает в своём повествовании сведения очень разного происхождения, служит, с нашей точки зрения, и то, что он, приводя римские названия таких объектов, как Каникула, Коза, Козлята, применяет общепринятое название Гиад (это греческое слово означает «дающие дождь») – исконных римских Свинок.

Говоря о чисто римских созвездиях, следует особо обратить внимание на уже упоминавшиеся Югулы и созвездие Фидес (это название мы перевели как «струна»). Слово «фидес» может обозначать разные музыкальные инструменты, а также игру на них. Многие отождествляют созвездие такого названия с созвездием Лиры, но, по Манилию, Лиры и Фидес встают в разное время, и сообщаемые ими людям свойства весьма различны.

Колумелла упоминает два встающих в несколько разное время созвездия: Фидес (в его написании Фидис) и Фидикула. Слово «фидикула» может быть уменьшительной формой «фидес», но имеет и самостоятельные значения: «струна», а также «пытка», «пыточный инструмент». Именно это значение вполне соответствует характерам, склонностям, которыми, согласно Манилию, обладают родившиеся под созвездием Фидес люди, так что, вполне вероятно, имеется в виду именно этот объект, хотя такая гипотеза нуждается в дополнительной проверке. Созвездие, называемое Колумеллой «Фидикула», надёжно не отождествлено, как и Фидес.

Уже упоминалось, что в древности и очертания созвездий, и границы знаков Зодиака определялись по-разному разными школами. Точки равноденствий и солнцестояний перемещаются со временем от градуса к градусу и от знака к знаку (это явление, как известно, носит название прецессии). Смещение точек равноденствий и солнцестояний составляет примерно 50// (1) в год, т.е. чуть меньше 1о в столетие. Самое древнее, пожалуй, известное нам определение точки весеннего равноденствия относится к концу 8 в. до н. э.: 15о Овна. Манилий упоминает 10о, 8о, 1о (см. его кн. 4).

(1) // - минут, 50// в год – это в 3600 раз больше.

Помещение точек равноденствий и солнцестояний в 1о соответственного знака оказалось особенно удобным для астрономических расчётов. Однако в этом случае границы знаков должны были постепенно смещаться.

Если сдвинуть границы знака Девы так, чтобы Спика оказалась в десятом его градусе, Гиады действительно попадут в пределы знака Овна. И Орион действительно будет подниматься из-за горизонта вместе с Овном, правда, не с десятым, а с одним из последних его градусов.

Интересно, что если принять разность положений Спики за показатель возраста использованного Манилием источника (примерно 1200 лет), то мы получим дату, почти совпадающую с легендарной датой начала Троянской войны (1184 г. до н. э.). Хотя такое совпадение может быть чисто случайным, соблазнительно думать, что Манилий мог пользоваться каким-то трактатом, специально вычислявшим положения светил в эту столь значимую и для Рима, и для Греции эпоху.

С другой стороны, известно, что многие архаичные народы, в том числе и римляне, в ранние свои времена начинали год с весеннего равноденствия. Примерно за 5 тыс. лет до н. э. на это время приходился утренний восход Ориона, и можно думать, что созвездие называлось встающим с равноденственным знаком. В так как в жизни людей ключевую роль играют именно равноденствия и солнцестояния, а созвездия лишь помогают определить эти моменты, связанные со звёздами предания могли сохраниться и после перемены их положения по отношению к важнейшим моментам солнечного года в виде иносказательных характеристик типа «равняющий день с ночью» или «вождь созвездий». Именно «вождём созвездий» называет Манилий Овна; Орион же ведёт созвездия в их движении «вокруг мира» (см. его кн. 1).

Кроме того, как уже говорилось, известно, что не только границы знаков Зодиака проводились по-разному разными школами, но и контуры и границы созвездий могли быть иными. Манилий не зря называет Весы Клешнями Скорпиона: принадлежащие ныне созвездию Весов звёзды когда-то действительно составляли часть созвездия Скорпиона. Созвездие же Рака, по некоторым данным, могло простираться чуть не до границ Овна, что и объясняет подъём вместе с ним из-за горизонта Югул – созвездия, видимо, уже не очень точно отождествлявшегося в эпоху Манилия (мы упоминали, что сами римские авторы не точно знали, какую часть Ориона так называют) и, по всей вероятности, очень древнего, с незапамятных времён игравшего какую-то роль в астрономии и примитивной астрологии италийских народов.

Большую роль для римлян и их хозяйства играли и Плеяды, и Гиады, и Спика. Их, как и Югулы, Манилий трактует как особые знаки со своим собственным астрологическим смыслом.

Книга завершается описанием классификации звёзд по их видимой яркости, т. е. по звёздным величинам, причём в полном соответствии с распределением по их месту в социальной иерархии представителей различных слоёв населения Города, с которым Манилий сопоставляет Вселенную: на первом месте стоят наиболее яркие, «важные» звёзды, на втором – несколько менее яркие и т. д.

Интересно, что мы до сих пор пользуемся сходной системой распределения звёзд по яркости: чем ярче звезда, тем меньше её звёздная величина. Самые яркие звёзды нашего неба, Сириус и Канопус, имеют отрицательные звёздные величины.