Марк Манилий
АСТРОНОМИКА

Книга Третья

Я поднимаюсь к новым высотам. Сквозь недостигнутые прежде дали ведите меня, о Пиериды (1): я стремлюсь расширить ваши владения, воспеть в стихах новые богатства. Я не повторю рассказ о войне против небес, о грохочущих огненных чадах (2), погребённых ударом молнии в чреве матери, о связанных клятвой царях, возвращении за выкуп тела Гектора Приаму и гибнущей Трое, о колхидской деве (3), принёсшей в жертву греховной любви царство отца и изрубленное тело брата, взошедших в поле воинах, огнедышащих быках и недремлющих драконах, возращённой юности, зажжённом золотом огне; о детях, рождённых в грехе и ужасно погибших, о годах войны, начатой по вине Мессении (4), о семи вождях (5) и спасённых молнией от огня стенах Фив, о городе, завоёванном за завоевания; о тех, кто были братьями отца и внуками матери (6), о сыновьях, поданных на стол (7), отчего звёзды отступили и померк дневной свет; об объявленной Персией войне (8), могучем флоте, покрывшем глубокое море, прорытом в земле канале и проложенной по воде дороге; о подвигах великого монарха, свершившего их быстрее, чем можно о них рассказать (9). Я не коснусь истоков Рима, мира и войн, столь же многочисленных, сколь и вожди Города, объединения народов мира одним народом. Легко отдать паруса известному ветру, возделать уже плодоносное поле, шлифовать золото и слоновую кость, сама материя их обладает природным блеском. Часто поют о том, что создано для воспевания. Просто делать простое. По законам меры я сложу рассказ о вещах неведомых названий, о временах года, различиях жребия, движении мира и знаков, их частях и частях их частей. Как постичь превосходящее понимание? Как воспеть? Как сложить стих? Приди, повернувший ко мне слух и взор, узнай верное слово. Заостри свой ум; не ищи в моей песне сладости: сама тема отвергает её, довольная пониманием. И если чужие слова звучат в моей речи, вини не меня, а предмет: не всё имеет родное нам название.

Теперь обратись к тонкому знанию вещей, понимание которых откроет тебе верный путь в нашу науку, к постижению судьбы, если верно воспримешь их обострённым умом. Начала стражей мира природа скрыла, создав огромное здание Вселенной с Землёй в центре, скрепив его кругом знаков, объединив общим законом его элементы, так что воздух, земля, вода и огонь обогащают друг друга и, пребывая в гармоничном союзе, образуют единый мир. И, дабы ничто не выпало из общего принципа, мир управляется самим миром и жизнь даруется человеку звёздами, так что их неустанное движение правит превратностями судьбы, делами и славой людей. Звёзды, летящие по середине неба (10), обгоняющие Солнце, Луну и планеты (и сами ими обгоняемые в свой черёд), природа наделила царской властью, дав каждому знаку своё, разделив всё между всеми, позволив извлечь из частей знаков части судьбы и объединить их в единое целое. Всё, из чего может состоять жизнь человека, учла природа: рождение, искусства, труды, заботы – она разделила между частями знаков, каждой дав свою долю; по неизменным законам расположены моменты жизни, так что каждая её часть находится рядом с такой же частью в дополнительном знаке. Разные дела людей помещены в разных знаках, дабы не находилось одно и то же в одном месте неба, сообщая рождающимся одинаковые свойства, но, пребывая в вечном движении, наделялись разными судьбами родившиеся в разное время: каждый дар с течением времени переходит от знака к знаку, и новорожденный встречает свои знаки, не нарушая законов мира. Так что если первый знак верно определён в соответствии с моментом рождения, остальное находится согласно обычной последовательности. Процессия следует за лидером, пока череда дел не заполнит череду знаков (11). Разные аспекты жизни людей, вся их судьба помещается в знаках, и семь планет могут быть доброжелательны или недоброжелательны соответственно движению мира через кардинальные точки, по воле божественной силы: мрачно или счастливо влияет каждая из них на судьбу, на исход того или иного дела. Я должен воспеть их в торжественном гимне, дав всему своё имя и указав сферы влияния, дабы открылись происхождение, расположение, названия и природа вещей.

Первая доля дана Фортуне – это имя присудила ей наша наука, ибо тут содержатся основы хозяйства: сколько у человека рабов и земли, сколь большие дома он возведёт – согласно сочетанию блуждающих звёзд небесных. Далее – место военных дел, исход сражений и походов на чужие города. Третья часть говорит о делах на службе городу – тоже сражениях, но на гражданском поприще, и надёжности родственных связей; здесь определяются узы дружбы, обязанности, часто зря исполняемые, награда за отправление обрядов, смотря по благосклонности и согласию планет и неба. Четвёртая часть отведена природой суду и законам: течение речи адвоката, обвиняемый, тем внимательней следящий за словом и действиями защитника, чем сильнее зависит от них, судья, разъясняющий присутствующим тонкости закона и слушающий споры с обычной строгостью: арбитр правды, лишь правдой он руководствуется. Всё, чего может достичь в суде красноречие, сосредоточено в одном месте и подчинено воле властвующих планет. Пятое место среди знаков отведено браку, связям компаньонства, гостеприимству и дружбе. Шестое – боги назначили накоплениям и благополучию: как велики одни и длительно другое, смотря по воле планет, властвующих в храме. Седьмое место будет источником бед и опасностей, если такой приговор вынесут находящиеся в знаке звёзды. В восьмой части заключено положение в обществе, благородство рождения и репутации, популярность и почести. Девятая часть занята вопросами продолжения рода: родительские тревоги, волнения и проблемы взращивания и воспитания детей. Соседняя (12) часть определяет уклад жизни: семейные традиции, рвение, с которым слуги выполняют суровые приказы, наш собственный характер. Содержание одиннадцатого места наиважнейшее: оно постоянно контролирует наше существо и силы, наше здоровье, то защищённое от болезней, то им подверженное, согласно влиянию планет и небес. Никакое другое место не определит время и средства лечения, когда надо оказывать помощь и готовить спасительное лекарство. Последняя часть замыкает круг и подводит итоги: исполнятся ли обеты, будет ли достигнут успех в науках и искусствах. Должен ли человек предлагать свои услуги другому, вступит ли в горькие тяжбы в суде, будет ли искать счастья в море, доверившись ветру, возложит ли, как жнец, надежду на Цереру или виноградарь положится на Вакха, льющего сладкий сок из крупных виноградин, определится ли день и час, если планеты в своём движении займут благоприятное положение. Об их особом влиянии на добро и зло я скажу позднее, в должном порядке, когда речь пойдёт об их свойствах. Пока же, дабы не смутить тебя сочетанием многих законов, я лишь привожу примеры.

Я описал круг дел и забот, расположенных каждый в своём месте, имеющем особое воздействие (греки называют «атла» дважды шесть частей, распоряжающихся периодами и проблемами нашей жизни); теперь я расскажу, когда какому знаку соответствуют эти места. Ибо они не имеет постоянного положения и не соответствуют одним и тем же звёздам в момент рождения каждого человека, но движутся со временем, совпадая то с тем, то с другим знаком, но так, что установленный порядок следования сохраняется. И дабы не исказилась картина судьбы рождённого, когда ты хочешь сопоставить части и знаки, ищи в круге знаков место Судьбы, названное первым среди содержащих нашу жизнь «атла». Когда ты верно найдёшь его, соединяй последующие места и знаки в их должном порядке, дабы каждый получил своё. А чтобы не ошибиться в нахождении места Судьбы, умей делать это двумя способами. Узнав точный момент рождения, сопоставь ему расположение звёзд и планет в знаках; если Феб возвышается над кардинальными точками восхода и заката, можешь быть уверен, что ребёнок родился днём, если же он освещает знаки, лежащие ниже правой и левой кардинальных точек, рождение произошло ночью. Когда верным рассуждением ты определишь время суток, то, если, по счастью, ребёнок родился днём, сосчитай количество частей знаков от Солнца до Луны и это количество отсчитывай от кардинальной точки, называемой гороскопом. Место, где счёт оборвётся, придай Судьбе. Остальные знаки сопоставь с прочими «атла» в обычном порядке. Но если рождение произошло, когда ночь окутывала мир покрывалом тьмы, обрати процедуру, как сама природа обращена. Начни счёт от Луны, отражающей лучи брата, царствующей в ночные часы. Насколько она отстоит от Феба, столько частей велит отсчитать светлый гороскоп от себя. Там будет место Судьбы, остальные «атла» следуют в естественном порядке.

Ты можешь спросить, всё примечая сметливым умом, как определить часть, встающую в момент рождения и совпадающую с гороскопом. Если острый ум не ухватит этот принцип, рухнет фундамент нашей науки; порядок спутается, ибо, если все определяющие кардинальные точки найдены неверно, исказится картина неба, положение звёздных храмов не будет соответствовать моменту рождения. Дело это столь же важно, сколь трудно: очень трудно постичь пути вечно кружащих по огромному небу, озаряющих купол мира созвездий и создать точную их картину, учтя мельчайшие детали столь громадной конструкции: какая часть встаёт, какая владеет вершиной, какая погружается в глубины океана, какая лежит на дне мира.

Я знаком с простым методом, отводящим два часа и одинаковые дуги восходу каждого знака; от точки, вставшей с Фебом, отсчитывают эти числа, пока не дойдут до времени рождения; знак, на который приходится этот момент времени, считают вошедшим в мир вместе с новорожденным. Но знаки лежат на наклонном круге и одни встают, сильно накренив звёздные члены, другие – более прямо, в зависимости от того, как далеко они отстоят от точки равноденствия. Рак не спешит погасить, зима – зажечь день; путь Солнца по небу так же долог в первом случае, как краток во втором. Весы и Овен уравнивают день и ночь. Так срединные знаки отличаются от крайних, нижние – от верхних. И роль времени суток так же важна в этом деле, как и времени года. Трудно поверить, что при таком разнообразии, такой изменчивости дней и ночей все созвездия движутся, подчиняясь единому закону! Более того, мера часа непостоянна, ни за одним не следует другой такой же, но, как меняется продолжительность дня, так и части его возрастают и убывают; в любой момент шесть знаков летят над землёй, шесть – внизу. Значит, не могут они рождаться за два часа каждый: длина самих часов не бывает постоянной, хотя любой светлый день равен двенадцати часам – мера, имеющая свой смысл, но не пригодная нам.

Никакой путь не приведёт к цели, пока день и ночь не будут измерены одной мерой. Уточни продолжительность светлого и тёмного времени в разные сезоны и создай точный стандартный час, которым можно одинаково мерить неодинаковые дни и ночи. Такой час найдётся, когда день готов уступить ночи в Весах или победить её в середине весны. Тогда Солнце проходит середину неба (13), и день и ночь содержат по дважды шесть равных часов. Тогда отодвинутое далеко на юг холодной зимой Солнце будет посылать из восьмого градуса (14) двуформного Козерога краткий день, равный девяти с половиной весенним часам, а ночь, забыв день, продлится четырнадцать с половиной таких часов. Так, установленная природой сумма неравных дня и ночи разбивается на две части по 12 часов, сохраняя себя. Затем ночи начинают уступать, а дни расти, подталкиваемые то тут, то там градусами созвездий, что познано нашей наукой и будет описано ниже, пока, сражаясь, не достигнут жгучего Рака, где часы оборачиваются, день обретает длительность зимней ночи, тьма – краткость зимнего света; побеждает другое время. Так, во всяком случае, отмеряют время в землях, заливаемых тяжёлыми водами Нила, – следуя звёздам небес, он вливается в море семью потоками.

Теперь узнай внимательным умом, сколько часов и стадий (15) занимают восход и заход созвездий, ибо многое скрыто в немногих словах. Благородные звёзды Овна, ведущего остальные созвездия, занимают на восходе сорок стадий и дважды столько на заходе. Восход их длится час и треть и дважды столько – заход. Другие знаки возрастают на восходе на восемь стадий и столько же теряют, падая в холодную тьму. Для каждого знака время восхода увеличивается на четверть часа и ещё третью часть пятой части этого числа, пока не начнётся восход Весов; такие же времена отнимаются у знаков, идущих внизу. Со знака Весов время захода и восхода изменяется в обратном порядке. Ибо восход Овна занимает столько часов и стадий, сколько заход Весов; заход же Овна требует такого же времени и места, сколько надо клешням для восхода. Остальные знаки следуют согласно обратному правилу. Когда это поймёшь внимательным умом, становится просто узнать, когда какой знак пройдёт гороскоп, ибо теперь ты можешь верно вычислить время восхода знаков, измерив его верными часами, установить знак и градус, в котором находится Солнце, используя всё, что мною рассказано.

Но длина дней и ночей не всегда одинакова, как и изменения её изменений: они сами меняются, сохраняя, однако, принцип. Ибо в землях, лежащих под руном знака Фрикса (16) – верными Клешнями и справедливыми Весами, все знаки встают за два часа: разделённый прямо по середине мир равномерно вращается вокруг проходящей сквозь него оси (17). Там вечное согласие царит между днём и тёмной ночью, время верно себе и незаметно лукавство неверного мира, так как одинаковые ночи вечно сменяют одна другую; там безразличный Феб постоянно следует неизменным путём и вечно длится равноденствие – весеннее и осеннее (18). Там неважно, какой знак проходит Солнце: жарится ли оно в охотящемся на берегу Раке, рождается ли в знаке напротив него, ибо, хотя круг знаков наклонно лежит на трёх арках, он прямо встаёт над головой и прямо падает в Землю, все знаки восходят одним путём за одно время и разделённая ровно пополам Земля открывает и скрывает половину неба. Но когда ты покидаешь эти места и направляешься к полюсу, шаг за шагом одолевая крутизну земной дуги (даже сферичностью поверхности природа сделала Землю подобной Вселенной – огромной сфере, в центре которой она висит), по мере того, как ты поднимаешься и одновременно опускаешься во земной дуге, одна часть Земли скрывается, другая открывается тебе. Но как изгибается поверхность Земли, так наклоняется и полёт небес, и знаки, только что вставшие прямо, плывут сквозь эфир по косому пути; лента их, пролегавшая поперёк мира, наклоняется, так как её положение остаётся постоянным, а твоё изменяется. Разум подсказывает, что время движения светил и долгота дня также будут меняться от места к месту; из-за наклона неба искажаются прочерчиваемые звёздами дуги, одни становятся длиннее, другие – короче. От расположения звёзд будет зависеть время их пребывания над Землёй: ближайшие к нам долго дарят нас своим светом, горящие далеко быстро погружаются во тьму. Чем ближе ты к владениям холодных Медведиц, тем дольше избегают взора зимние созвездия, теперь садящиеся, не успев встать. Если пойти ещё дальше, они скроют все свои части и принесут 30 постоянных ночей, отняв столько же светлых дней: всё меньше и меньше становится день, часы его тают и исчезают всё быстрее и быстрее с полётом звёзд в пространстве. И чем больше частей отнимается у времени, тем больше звёзд скрывается за выпуклостью Земли; они увлекают и Солнце и свивают покрывало непрерывной тьмы, пока год не ослабевает на целые месяцы. Но если бы природа позволила тебе пройти под вершиной мира, поддерживаемой вставшей прямо неощутимой осью, добраться туда через вечные снега и льды и взглянуть в лицо дочери Ликаона (19), смотрящей прямо вниз, на своё ледяное царство, тебе окрылись бы вздыбившиеся небеса (20), своим вращением подобные гигантской вертикальной юле. Там лежащие наклонным полукругом шесть знаков никогда не исчезают из глаз, их косая дуга поворачивается вместе с миром. Там единственный день длится шесть месяцев, неся полугодие постоянного света, и за это время Феб ни разу не зайдёт, а будет плыть по шести знакам, опоясывающим выпрямившееся небо. Но когда, опустив поводья, он устремит свою колесницу вниз, за центральный круг, под вершиной мира наступит ночь, соединявшая тьму всех месяцев: смотрящий от вершины оси видит одну полусферу, нижняя часть мира скрыта от него выпуклостью Земли и прямая линия зрения упирается в неё, не в состоянии охватить всё небо. И Солнце избегает взора находящегося у полюса, пока пребывает в шести нижних знаках, отнимая свет, наполняя созвездия тьмой, но спустя столько месяцев, сколько предшествовало его заходу, оно снова поднимается к двум Медведицам. В таком месте год делится на день и ночь, как сама Земля делится на две полусферы.

Теперь, когда я рассказал об изменчивости времени и её причинах, узнай, сколько, в каком месте занимает времени восход и заход знаков и их частей, чтобы верно найти встающую точку и не ошибиться при составлении гороскопа. В любом случае используется общий принцип, ибо нельзя описать отдельно движение каждого знака: столь велики изменения. Узнав от меня основы, ты пойдёшь дальше своим собственным шагом, мне же будешь обязан наукой. В каком бы месте ни находился вопрошающий, ему надлежит верно измерить в часах продолжительность света и тьмы в самый длинный день года, когда Рак сжимает ночь до предела; шестую часть меры этого дня, какой бы она ни была, должно придать следующему за храмом Рака Льву; также определённую часть меры тьмы, какой бы она ни оказалась, придай времени восхода Тельца, рождающегося задом наперёд. Раздели разницу между тем, что получили Лев и Телец, на три части; одну треть отдай Близнецам – на это время они превзойдут Тельца, другую – Раку, третью – Льву, при непременном условии, что знаки накапливают время, сумма, обновляясь, увеличивается. Таким образом, время Льва окажется равным тому, которое было до произведённого деления. Продолжи работу и дай такое же приращение времени Деве. Так время нарастает вплоть до Клешней и начинает убывать после Весов. Время захода будет изменяться также, но в противоположной последовательности. Таков закон часов, которому подчиняется круг знаков; теперь постарайся узнать другой: сколько стадий занимают знаки на восходе и на закате. Число стадий равно четырём и ещё трёмстам и ещё двадцати; из них вычитается доля, соответствующая числу часов, отнимаемых ночью у самого длинного дня, когда в солнцестояние Феб задерживается на вершине своего пути. Раздели остаток на шесть частей и отдай одну часть сверкающему Льву. Такая же часть числа стадий, принадлежащих ночи, должна быть отдана знаку Тельца. И от числа, превосходящего вторую долю и превосходимого первую и разделяющего обе суммы, третью часть отдай Близнецам, добавив её к доле Тельца. Последующие знаки получат такие же добавки, сохраняя накопленное предыдущими знаками, пока последовательность не дойдёт до справедливых Весов; затем числа таким же образом убывают вплоть до пределов Овна. В обратном порядке растёт и убывает продолжительность захода. Таким образом можно подсчитать стадии, измерить ими восход знаков одного за другим. Усвоив это, вместе со счётом часов, знай: нигде не ошибёшься ты в нахождении гороскопа, ибо сможешь верной мерой измерить время и расстояние от него до Солнца, знак за знаком.

Теперь узнай, как растут дни в зимние месяцы: неравномерно изменяются они от градуса к градусу вдоль знаков, до белоснежного руна, равняющего свет и тьму. Великий принцип – краткое изложение. Сначала измерь в часах кратчайший день и длиннейшую ночь Козерога. Третья часть того, что день уступает ночи, всегда и везде добавляется среднему зимнему знаку; так как он превзойдёт на половину этой добавки первый знак зимы и на столько же будет превзойдён последним. Всё время раздели на такие части. Так ведут себя три знака. Сумма роста первого и среднего знаков принадлежит следующему созвездию. Если день середины зимы на шесть часов короче ночи, Козерог увеличит на полчаса свои дни, Водолей прибавит к этому времени свой час. Рыбы сами добавят ещё столько, сколько уже получили от своих предшественников; собрав три часа, они передадут Овну день и ночь для уравнения и наступит весеннее время. Рост увеличения начинается с одной шестой; следующее созвездие утраивает это число, последнее удваивает полученное им. Так средняя сумма возвращена дню, ночь сравнялась с ним, избавилась от долга и сама отдаёт свои части, уменьшая их в обратном порядке. Ибо Овен отнимает у ночи столько, сколько сперва отняли Рыбы. Час отдан Тельцом, Близнецы добавят ещё половину к полученному днями предыдущих знаков, доля последнего знака сравняется с первой. Одинаково достояние соседних с ними, а также двух средних. Так с вращением года ночь убывает, а день возрастает с зимних созвездий до солнцестояния в медлительном Раке, где ночь сравнивается с зимним днём, длинный день – с зимней ночью; затем день начинает убывать так же, как возрастал.

Следующий путь приведёт тебя к знаку, в данный момент отпускаемому океаном в небо. Ты должен точно узнать время дня (если речь идёт о дневном времени), повторить это число десять и ещё пять раз, ибо в любой час встаёт трижды пять звёздных частей, и какое бы ни получилось число, добавь к нему части, пройденные Фебом вдоль его знака. Из этой суммы отдай тридцать частей знаку Феба, остальное – остальным, в направлении движения Солнца. Знак, в котором число истощится, - градус, где счёт остановится, - это будет встающий в огне знак, восходящий градус. Если рождение имело место ночью, путь тот же, ибо снова ты будешь считать назад от знака, где находится Солнце, но числа более сложны. Узнай время рождения и повтори трижды пять раз; прибавь пройденную Солнцем часть знака и ещё восемьдесят и сто, чтобы число учло и градусы дня. Из полученной суммы раздавай тридцать градусов каждому знаку, пока число не истощится; место, где это произойдёт, считай родившимся вместе с человеком, вместе с новорождённым своими огненными глазами увидевшим мир. Так надлежит тебе искать среди быстрых звёзд рождающуюся точку мира и гороскоп рождённого, ибо, если первая кардинальная точка определена верно, не обманешься ты ни в высшей точке, ни в точке заката, ни в фундаменте мира, и звёзды разместят свои силы в верных местах.

Теперь я расскажу, как поделено между знаками время жизни: годы, месяцы, дни, часы дней подчиняются знакам и частям знаков, имеющим своё особое влияние в те или иные периоды. Первый год жизни принадлежит знаку, в котором в момент рождения сияло Солнце, ибо оно обходит небо за год; следующие годы определяют следующие знаки в обычном порядке. Луне подвластны месяцы: за месяц она совершает свой путь. Гороскоп определяет первые часы и дни, передавая следующие последующим знакам. Так природа пожелала распределить между знаками годы, месяцы, дни и даже часы, чтобы всё время было распределено между всеми звёздами и всё менялось по мере движения светил. Поэтому так переменчивы обстоятельства жизни. Зло соседствует с добром, слёзы – с успехом, непостоянная судьба не исполняет обеты, поэтому всё в жизни смешано, ничто не долговечно и ни на что нельзя положиться. Год не бывает похож на год, месяц – на месяц, даже день напрасно ищет другой такой же, ни за одним часом не следует ему подобный, ибо части, на которые поделено время, различны, как и владеющие ими знаки и наша жизнь и мы сами – всё меняется, всё таково, как есть, благодаря летящим в пространстве звёздам.

Некоторые от рождающейся точки неба, названной основателями «гороскоп», ибо от неё отсчитываются часы, отсчитывают и всю жизнь по периодам и знакам; по ней определяют годы, месяцы, дни, часы в соответствии с последовательностью знаков. Но хотя многие жизни имеют общие начала, дальнейший путь их различен, ибо одни пути проходят быстрее, другие – дольше. Каждому из знаков соответствует один час дня (21), два дня в месяц, один месяц в году и год – раз в двенадцать солнечных лет. Трудно согласовать ход времени так, чтобы в одном знаке совпали тот же месяц, год, день и час: их строй противоречит сам себе. Часто в году, прошедшем под мягким знаком, месяц будет суров; в месяце доброго знака день пройдёт под знаком печали; часто судьба, благоприятствуя дню, омрачает час. В мире ничто не вверено богами лишь себе: год – не только своему знаку, месяцы – знакам вращающихся лет, дни – месяцам, часы – своим дням: одно мчится вперёд, другое отстало, периоды то согласны, то не согласны друг с другом, влияния смешиваются и разделяются, то давая, то отнимая, время изменяется со временем, вмешиваясь в неверное чередование дней.

Понявшему, что и в какой момент жизни уготовано нам, согласно отдельным отрезкам времени, какой звезде будут подчинены год, месяц, день или час, я должен изложить принцип, согласно которому узнаётся продолжительность жизни, т. е. количество лет, даримое каждым знаком. Желая узнать количество отпущенных человеку звёздами лет, имей в виду следующие правила и числа: Овен даёт дважды пять лет и ещё одну неверную треть; ты, Телец, превосходишь на 2 это число и на столько же превосходят твой дар Близнецы. Дважды восемь и две трети подаришь ты, Рак, а ты, Немейский зверь (22), дважды девять с двумя третями, Эригона – удвоенное девять, а Весы не больше, чем Дева. Скорпион сравняется в даре со Львом, Центавр – с Раком. Ты, Козерог, дашь трижды пять лет и ещё четыре месяца. Водолей утроит четыре года и ещё на восемь месяцев продлит жизнь. Как во владениях, в даре Овен наследует Рыбам: они вручают по десять оборотов Солнца с 8 месяцами.

Но для определения длины жизни недостаточно знать лишь дары знаков. Храмы и части неба имеют свои дары и добавляют свои годы к жизни согласно благоприятному расположению планет. Сейчас я скажу лишь о правах самих храмов; их влияние во взаимодействии со всем остальным я опишу позже, когда верному и полному пониманию не будет мешать незнание деталей. Если Луна благоприятно расположена в первой кардинальной точке, возвращающей небо Земле, если её восход совпадает с рождением, жизненный путь займёт 80 минус 2 года; когда же она в высшей точке, - от предыдущего числа отнимается три. Закат дал бы дважды сорок солнечных лет, если бы не отнял одну олимпиаду. Нижняя точка даёт дважды тридцать лет ещё дважды шесть урожаев. Тригон гороскопа, взошедший первым, находясь справа, дарит шестьдесят и дважды четыре года; вставший позже, левый – дважды тридцать и ещё три. Храм, отделённый одним промежуточным знаком от встающего в первой кардинальной точке и ближайший к вершине неба, утраивает двадцать и отнимает три; отделённый таким же пространством от кардинальной точки, находящейся снизу, дарит полные пятьдесят зим. Место, над которым стоит восходящий гороскоп, четыре раза повторит десять оборотов Солнца, добавит два года и оставит человека ещё молодым. Стоящий перед восходящей точкой даёт двадцать три года рождённому под ним, срывая ещё не насладившийся юностью цветок. Храм над закатом разрешает трижды десять годичных кругов и добавляет ещё три. Нижний храм проводит своих подопечных в детстве через дважды двенадцать дней после рождения, обрекая гибели их неразвитые ещё тела.

Но главное – отметь внимательным умом знаки, находящиеся в противоположных частях неба и разделяющие его на равные части. Их зовут тропическими. В них, достигая пика, преломляются четыре времени года, развязываются узы, меняется летящий через кардинальные точки мир, начинаются новые дела, вещи приобретают иной вид.

Блистая на Олимпе лета, Рак максимально продляет день и затем укорачивает его, возвращая малыми долями ночи время, отнятое у дня: сумма их всегда неизменна. Тогда спешат сорвать нежные стебли Цереры, поля Марса (23) раздевают гимнаста, моря отдыхают после штормов, нежась в тёплом покое. Тогда же жестокий Марс ведёт кровавые битвы, от которых зима теперь не защищает скифов. Иссохшая земля германцев отступает, Нил изливается на поля. Так бывает, когда Солнце у поворота своего пути делает остановку в Раке.

С другой стороны, Козерог толкает медлительную зиму через кратчайший день и длиннейшую ночь, начинает продлевать день и сокращать тьму, в свою очередь отнимая и давая время. Тогда поля заморожены, море закрыто для кораблей, военные лагеря пусты, камни покрыты инеем; не в силах вынести холод середины зимы, природа застыла, замерла на время.

Похожи по действию и движению знаки, равняющие свет и мглу. Овен задерживает на полпути Солнце, идущее к Раку, и, разделяя небо пополам, устанавливает гармонию дня и ночи. Он изменяет соотношение сил, побеждает действие Весов, заставляя день расти, а ночь отступать, пока Солнце не войдёт в летний знак Рака. Тут впервые море успокаивает волны, земля решается дать жизнь многочисленным цветам, среди счастливых лугов стаи зверей и птиц справляют праздник Венеры, мир поёт счастливые гимны, деревья распускают зелёные кроны. Так преображается мир силой этого знака.

Сходен жребий блестящих напротив Весов: они тоже справедливо равняют время дня и ночи, но дают прежде побеждённым ночам победу и возрастание вплоть до зимних времён. Тогда Либер, полный сил, спускается с нагруженных вязов (24), пресс выжимает из винограда пенящийся сладкий сок, борозда вверяется Церере, почва, нежась в осеннем тепле, открываясь, вбирает семя (25).

Эти четыре знака играют огромную роль в нашей науке, поворачивают сезоны, преломляют ход вещей, меняют состояние дел. Но изменения не одинаковы на протяжении знака, не весь он преломляет год. Лишь один день весной и осенью равен ночи, хотя Весы и Овен означают осень и весну. Только один день в Раке – наидлиннейший, равный такой же ночи в звезде Козерога, остальные растут или убывают. Лишь один градус в тропических знаках движет мир, меняет ход вещей и время, сводит сделанное на нет и приводит запланированное к иному исходу, всё направляет в другую сторону, обращает движение. Некоторые приписывают эту власть восьмой части, некоторые – десятой; есть авторитеты, приписывающие первой части решающее влияние и контроль за днями.