Арабские поэты-бунтари Средневековья

арабские поэты

Известному персидскому математику и поэту Омару Хайяму была посвящена запись под названием Омар Хаяйм — астролог, философ и поэт. Сегодня мы обратимся к творчеству двух арабских поэтов: Аль-Мутанабби и Аль-Маарри. Оба были вольнодумцами, а значит, бунтарями для своего времени.

Аль-Мутанабби
Аль-Мутанабби — мастер героического жанра, фигура которого появилась на арабском поэтическом горизонте в X веке. Личность и сложный жизненный путь Абу-т-Тайиба аль-Мутанабби симптоматичны для того смутного времени. Характер поэта, каким он вырисовывается в лирике, не менее сложен, чем его полная крутых перемен и скитаний жизнь.

О сколько гор, перейденных мной, горою меня признали.
И сколько вод, переплытых мной, морем меня назвали…

Видный арабский филолог Ханна-аль-Фахури пишет: «Ему были свойственны воинственность, решимость в риске, бесстрашие, неиссякаемая энергия… Он обладал такими качествами, как стойкость, непоколебимая решительность, никакие превратности судьбы не могли заставить его пасть духом».

Аль-Мутанабби и в поэзии оставался верен своей жизненной программе. Он воспевал личное достоинство, волю, мужество, доблесть — свойства, не признававшиеся в современном поэту обществе.

Кинжалы огня с моего языка срываются, как с кремня,
Приходит ко мне от разума то, чему не уйти из меня, —

Море! Бездонна его глубина, бьет за волной волна,
Всю Землю и Семь Небес затопи – не вычерпать их до дна.

Сын бедного водовоза из Куфы, Аль-Мутанабби в 10-летнем возрасте бежал во время нашествия карматов в пустыню, где кочевал с бедуинами, а позднее вел проповедническую деятельность в шиитско-карматском духе, за что подвергся двухлетнему заточению; отсюда и его прозвище Мутанабби. Слово «мутанабби» означает «лжепророк».

Украдкою выведать, кто я такой, немало людей хотело,
Но правду скрывал я, чтоб мимо меня стрела подозренья летела.

Не раз и глупцом притворялся я, в беседу с глупцом вступая,
А иначе мне бы наградой была лишь злоба да брань тупая.

Аль-Мутанабби часто увлекался грандиозными замыслами и неосуществимыми надеждами, от которых быстро переходил к глубочайшему пессимизму. Чувство собственного достоинства легко превращалось у него в высокомерие, жажда независимости — в неуживчивость.

О век, о ничтожные люди его — презренные мелкие души,
Хотя иногда и вселяетесь вы в огромные важные туши.

Но знайте: я – не из их числа, хотя среди них и живу я, —
Не та ли земля среди грубых камней россыпь таит золотую.

На глупых кроликов погляди, которых зовут царями:
Раскрыты глаза у них широко, но спят они целыми днями.

А смерть разрушает их тучную плоть — бренные их жилища,
Хоть нет у такого иного врага, кроме их жирной пищи.

Около одной трети поэтического дивана Аль-Мутанабби составляет цикл «Сейфийат». Писал он его в десятилетие (948-957), проведенное им при дворе хамданидского правителя Сейф ад-Дауля. В панегириках он прославлял своего покровителя, который должен был «возродить былую славу арабов» и воссоздать могущественную мусульманскую империю.

Когда берутся закон блюсти без разума и без толку,
Не падает меч на шею того, кто меч точил втихомолку.

Подобное ищет подобья себе, — и, этот закон признавая,
Скажу я: таков этот мир, что ему подобней всего негодяи.

Не ужившись, однако, при дворе Сейф ад-Дауля, поэт перебрался в Египет к его заклятому врагу Кафуру, которого также воспевал в панегириках (цикл «Кафурийат»), а впоследствии, убежав и от него, высмеял в ядовитых сатирах.

В любом краю, где ни шагну, одно и то же встречу:
Везде пасет презренный раб отару человечью.
 
Ведь тонкие знания для дурака, погрязшего в чревоугодье,
Как для безголового ишака — узорчатые поводья.

Последние годы жизни поэт провел в скитаниях по Ираку и Ирану, некоторое время прожил в Ширазе, где создал несколько панегириков буидскому правителю Дауд ад-Дауля (цикл «Даудийат»). Тоска по родному Ираку заставила Аль-Мутанабби предпринять новое путешествие. По дороге в Багдад он погиб от руки одного из своих многочисленных врагов.

Я на завистников смотрю, как на ничтожных тварей,
Но признаю, что я для них подобен грозной каре.

Как не завидовать тому, кто высится горою
Над человеческой толпой, над каждой головою!

Абуль-Ала аль-МаарриФилософ и филолог Абуль-Ала аль-Маарри — другой известный арабский поэт. Родился Абуль-Ала Ахмед ибн Абдулла ибн Сулейман ат-Танухи в XI веке семье филолога. Уже на третьем году жизни потерял зрение, что, однако, не помешало ему приобрести огромный запас филологических знаний и написать более 30 сочинений различного содержания: стихотворения и трактаты по метрике, грамматике, лексикографии.

Образование получил в местных культурных центрах Сирии; начал свою деятельность в качестве ученого филолога и автора хвалебных од, подражая стилю Аль-Мутанабби, которого считал своим учителем. Эти оды составляют значительную часть первого сборника Аль-Маарри названного «Сакт-аз-Занд» (Искры огнива). Это был обязательный для начинающего в то время поэта высокий жанр; но карьера придворного поэта не отвечала личности Абу-ль Аля, впоследствии утверждавшего, что «никогда не хвалил людей с корыстной целью».

Начиная с 1010 года Абуль-Ала повел замкнутую жизнь, «затворившись в трех тюрьмах: тела, слепоты и одиночества». Окруженный толпами учеников, всеобщим уважением, он жил очень скромно, на доходы от уроков. Излишки передавал нуждающимся.

И денно и нощно в толпе правоверных
Искал я молящихся нелицемерных.

Нашел я, что это бессмысленный скот,
Который вслепую по жизни бредет.

А кто похитрее, тот с видом пророка
В гордыне великой вознесся высоко.

Посмотришь, одни — простецы и глупцы,
Другие — обманщики и хитрецы.

Невежество за благочестье сочли вы?
Тогда и ослы ваши благочестивы,

Чесоточные, под ветрами степей,
Они, безглагольные, вас не глупей.

Абуль-Ала подвергался нападкам за вольнодумство, но жизнь в захолустной Мааре и необычайная слава охраняли его от серьезных гонений. Из наиболее видных философско-литературных произведений Аль-Маарри необходимо отметить большое собрание стихов «Люзумма лям альзам» (Необходимость того, что не было необходимым) и «Рисалят-аль-Гуфран» (Послание о помиловании).

От взора свет бежит. Сиянье меркнет. Вера —
Вооружение лжеца и лицемера.

О лживый мир! А мы не знали, что в мечети
Безгрешны все подряд, как маленькие дети!

О вы, обман и ложь призвавшие в подмогу!
Поистине из вас никто не близок богу.

А сколько на земле мы видели пророков,
Пытавшихся спасти людей от их пороков,

И все они ушли, а наши беды — здесь,
И ваш недужный дух не исцелен поднесь.

Цель написания цикла Лузумийят, как определил ее сам Абуль-Ала в предисловии, была достаточно скромной — отказ «от всяческой лжи в стихах» и затем создание книги, в которой бы «рифмы располагались в алфавитном порядке, так, чтобы не была пропущена ни одна буква». «Отказ от лжи» означал прежде всего отказ от всех традиционных жанров, поскольку каждый из них заключал в себе хоть малую толику лжи.

Взгляни на сонмы звезд. По мне, узоры эти —
Судьбою над людьми раскинутые сети.

Дивлюсь: невыносим судьбы железный гнет,
Один ее удар сильнейшим спину гнет.

А людям невдомек, что смерть играет ими,
Когда горбы могил встают над их родными.

Неправда на земле царит с начала дней
И в ярости казнит мудрейших из людей.

Стихи прежде всего должны быть правдивы, говорит Абуль-Ала, и это возможно, невзирая на многовековую привычку поэтов ко лжи. Содержанием своих стихов Абуль-Ала отныне провозгласил только правду, что само по себе было новшеством. Форма их была также необычна. Рифмуются не только последние слоги, но и предпоследние и даже третьи от конца, соблюдается глубокая внутренняя рифма, что требовало виртуозного мастерства. У поэтов и до Аль-Маарри встречалась внутренняя рифма, но нигде она не возводилась в систему, и никто ей не следовал так неукоснительно.

Ученых больше нет, и мрак объемлет нас,
А человек простой в невежестве погряз,

И жены и мужи, мы все до одного —
Рабы ничтожные для бога своего.

Ему подвластно все: и месяц, и Плеяды,
И полная луна, и горные громады.

Звезда Полярная, созвездье Льва, заря,
И солнце, и костер, и суша, и моря.

Поэт призывает «руководствоваться указаниями разума», который поведет читателя к размышлениям над основными вопросами бытия. Суждения его смелы и бескомпромиссны, лишены снисхождения к «святости», древности, традиции и привычности. Не всегда легко следить за противоречивыми, часто имеющими скрытый смысл, или ироническими высказываниями Аль-Маарри.

Зло не смыкает глаз и головы сечет,
Как предугадывал разумный звездочет.

Проснитесь наконец, обманутые дети!
Вы слепо верите лжецам былых столетий.

Корыстолюбие, не знавшее препон,
В могилу их свело, и умер их закон.

Несомненно одно — он все же верил в силу разума, нашего «единственного надежного поводыря», верил в силу страстного слова, верил, что с помощью искусства можно хотя бы немного улучшить природу человека, сделать его добрее, чтобы душа не была в постоянном разладе с телом и не стремилась покинуть его раньше срока.

О род людской, разросшийся сорняк,
Из мрака ты не вырвешься никак.

В камнях колодцы человек долбил,
Но из криницы мудрости не пил.

Вы в гору шли — но только до поры,
Сейчас вы в пропасть катитесь с горы.

И все разнузданнее денег власть,
И нет узды на пагубную страсть.

О человек, ничтожен ты и слаб,
Ты — плоти алчущей презренный раб.

Вероятно, мысль о вынужденном пребывании души в немощном и подверженном слабостям теле стала для поэта если не философским, то, по крайней мере, эмоциональным, глубоко пережитым убеждением. Он не раз говорил, что мощный дух томится в слабом теле, и гибель этого тела сулит духу лишь освобождение от телесных и нравственных страданий.

Темна дорога, не горит заря —
В потемках жизни нет поводыря.

Умрет смиренник, и бунтарь умрет,
Что ждет нас там — узнать бы наперед.

В этом мире обесценены все достоинства и труды человека и получает полную свободу злобный рок, в вихре которого человек превращается в беспомощную игрушку. Торжественно и мрачно звучат стихи «Лузумийят», словно автор, приподняв завесу, показывает нам повсеместное торжество зла.

Судьбы не изменить: ее судил Аллах,
И мудрость мудрецов развеялась как прах.

Не может человек бежать велений бога,
От неба и земли отвлечься хоть немного.

По торному пути покорным чередом —
Почивших правнуки — мы к пращурам идем.

Все повторяется: рождение детей
И бегство стариков на волю из сетей.

Кляну, о злобный мир, обман коварный твой,
Опутавший людей в пучине мировой!

Аль-Маарри издевается над примитивными представлениями о рае и аде, изображает несколько «раев»: рай низшего ранга, рай для правоверных джиннов, где все не так уж роскошно, и райские сады высшего разряда. Небесное «царство прощения» оказывается неким перевернутым или отраженным «земным царством», и там тоже властвуют произвол, несправедливость, лицемерие, подкуп и безбожие.

Люди верят, что будет наставник ниспослан судьбой,
Чья высокая речь зазвучит над безмолвной толпой.

Это множество сект для того существует на свете,
Чтоб царей и рабов завлекать в хитроумные сети.

Аль-Маарри — чрезвычайно сложная личность и не менее сложный автор. Его проза и стихи полны такого яростного стремления к «чистой» вере и искренности, что давали повод обвинить его в ереси и безбожии. Он достиг такого мастерства, что пишет книги целиком рифмованной прозой, и вместе с тем возводит в принцип искренность и правдивость поэтических образов.

Злодей, в молитве руки ты сложил —
Связать бы их, чтоб зла ты не творил!

Что проку в благочестье напоказ,
Когда ты по уши в грехах увяз?

Твоей душонке гнусной грош цена,
Не говори, что золото она.

О великом слепце из Маарры писали и средневековые биографы, и современные авторы в арабских странах, да и во всем мире, пытаясь разобраться в его творчестве и объяснить его. Но стихи и проза Абуль-Ала аль-Маарри настолько многозначны, что поддаются самому разнообразному истолкованию, и читатели каждой эпохи могут понять их по-новому, ибо мысли, заключенные в них, вечны и близки всем, кто когда-либо задумывался о смысле жизни.

На собеседника Плеяда перст уставит,
И смерть ваш разговор прервать его заставит.

Персты шести Плеяд, причастных небесам,
О силе божией свидетельствуют нам.


Арабские поэты-бунтари Средневековья
оценка 4.8 голосов 5
Back To Top
Do NOT follow this link or you will be banned from the site!